Как дача меня к жизни вернула. Письмо нашего читателя

Здравствуйте, дорогие друзья. Приветствую вас на сайте канала «Дачные истории».

Жил себе человек и не чувствовал особой тяги к земле. Работал на участке по необходимости, а потом и вовсе забросил. И вдруг все изменилось… Письмо, как говорится, не совсем в тему, но мы без колебаний решили его опубликовать.

Раньше садом-огородом больше жена занималась, с утра до вечера хлопотала, летала как пташка туда-сюда. С огурцами и пионами как с разумными созданиями разговаривала, напевала им что-то, при этом вся светилась. И они, казалось, понимали, так и тянулись к ней. Ни у кого в садоводстве не было таких красивых цветов и таких хороших урожаев, как у нас.

Вот только не стало моей певуньи. В одну зиму сгорела, истаяла, как свечечка. Тосковал я сильно, сам заболел — от горя, должно быть. Думал, не встану. Но оклемался. Да что толку — один на свете остался. Не дал нам бог детишек.

На дачу продолжал ездить. Но к грядам не прикасался. Или с удочкой на речку, или с корзинкой по лесу. А чаще — что уж греха таить! — с бутылочкой разговаривал, грусть-тоску заливал вдалеке от полиции и соседей.

Как-то раз летом приехал, взглянул на участок — а он весь бурьяном-крапивой зарос. Нет, думаю, не полюбилось бы Наташе такое хозяйство. Взял косу, скосил все сорняки. Забор поправил.

Так с тех пор и стал хозяйствовать на даче один. Сад-огород в порядке содержал, даже некоторые Наташины любимые цветы посадил, чтобы красовались в память о ней.

Время бежит, а я все один да один. Знакомили меня, конечно, с женщинами — но… нет, не могу, не лежит душа. А я ведь еще не старый — дело только к пятидесяти.

И вот три года назад зимой поехал я в командировку. Возвращаясь в Питер, оказался в одном купе с приятной женщиной. На удивление, соседей не было. А я, честно признаться, слегка подшофе был — в честь успешного завершения командировки. Да еще с собой была бутылочка коньяку и кое-какая закуска. Видно, спиртное мне храбрости добавило, я и предложил соседке выпить за знакомство. Она не отказалась, выпила рюмочку.

Познакомились, разговорились о том о сем. А я все на нее смотрю. Вроде не красавица, но есть в ней что-то особенное, привлекательное. И что-то в ней, в ее повадке, Наташу напоминает: наклон головы, манера поправлять прическу, быстрый, испытующий взгляд исподлобья, скромная улыбка уголками рта. Короче, так мне с ней стало легко и уютно — как будто целую жизнь знакомы. А потом на одной из станций попутчики подсели, и наша идиллия закончилась. Ладно, думаю, утром я ее обязательно провожу, в крайнем случае телефон возьму.

А утром вдруг застеснялся: разучился за женщинами ухаживать. Все пошли на выход, я только хотел предложить ей помочь сумку донести, как смотрю, в дверь купе протискивается высокий широкоплечий мужик, обнимает ее, целует, берет вещи — и они, попрощавшись, уходят. Ну вот и все, думаю, не повезло!

Три месяца прошло, а я все не мог попутчицу забыть. Вот ведь как бывает: и не было у нас с ней ничего — так, дорожное знакомство, легкий, необязательный разговор — а запала она мне в душу. Все вспоминался ее взгляд, брошенный на прощанье: как будто сказать что-то хотела, да не решилась. И вроде бы я ей понравился. Хотя, скорей всего, напридумывал сам себе невесть что: вон у нее какой красавец!

А , на майские, приехал я на дачу. Весна нынче поздняя, смотрю, в огороде еще сыро, копать рано, решил смородиной и крыжовником заняться. Режу сухие ветки, складываю в кучки.

— Сосед, спичек не найдется? — послышалось за спиной, с соседнего участка.

Повернулся, смотрю и… глазам не верю — она! Растерялся, в жар бросило, двух слов связать не могу.

— Что молчите? — спрашивает, улыбаясь. — Есть спички-то? Борщ хочу сварить, все приготовила, а спички дома забыла.

— Есть, конечно, возьмите! — протягиваю коробок, а у самого рука дрожит.

— 3-здравствуйте, Анна Петровна!

— А откуда вы меня знаете? А-а-а, — и засмеялась. Вспомнила.

Вечером мы сидели за столом на участке, который она только что купила. В тарелках дымился наваристый борщ. Нашлось чем обмыть покупку и новое, вернее, возобновленное знакомство. Широкоплечий красавец сидел рядом и поглощал борщ: Миша, младший брат Анны Петровны, на аппетит не жалуется … А сама Анна, так же, как и я, овдовела несколько лет назад.

Оказалось, тогда, в поезде, я ей тоже понравился, и утром она очень удивилась: куда вдруг пропало мое вечернее красноречие?

Теперь мы вместе. Дачи-то у нас через забор…

В.И. ПРОХОРОВ, г. Санкт-Петербург.

Спасибо за интерес к моему каналу.

Visited 24 times, 1 visit(s) today
Author: Dachnik